Макс (max_kolpakov) wrote in lestrange_hall,
Макс
max_kolpakov
lestrange_hall

Лестрейндж-холл - это Зеркало. Часть 2.

 
Волшебный Самайн
 
Утро было мерзким. Жутко болела голова. В черной комнате призрак Герберта фон Шприцца, которого я отправил на поселение в дом Юноши (это же его подарок). Вокруг Холла вьются призраки мертвых Авроров. Кто и как их убил – неизвестно. Да и Мерлин с ними. Мне нет до них никакого дела.
И тут прибыла  госпожа D. и принесла хроноворот. Рабастан был счастлив как ребенок. Беллатрикс улыбнулась мне и шепнула: «слушай, сейчас он это крикнет». И действительно, победный клич «Воля Темного Лорда исполнена, Хогвартс пал» я услышал. А возможно это было произнесено в будущем времени. Не столь важно. Как же я люблю эти минуты.
С хроноворотом на шее, сияющий как солнце, Рабастан прошествовал за стол. Завтрак нас уже ждал. Джинневра просила Феникса отдать ее вещи достойному. Глупая птица, как всегда, ошиблась. Там нет достойных. Мы любезно назвали имя дарительницы. И того спасителя, который ей эту игрушку отдал.
После занятия по Чарам брат уложил артефакт в шкатулку и спрятал в своей комнате. Внезапно прибыл Художник с супругой. Он принес нам подарок – мантию от Джинневры. Поттер был так любезен, что подарил ее. Этот добрый юноша вернул даже украденное поместье Позеру. Мы смеялись почти истерично. Возникла мысль показать друзьям все украшения Рабастана сразу. И тут…
Она украла его. Она видела нашу детскую. Она видела наши игрушки. Мы были вне себя от невоспитанности девицы. Мы с братом попросили Молчуна уговорить Джинни отдать чужую вещь и вышли из зала. Она попыталась бежать. Но бежать на тысячу лет назад, когда еще не стоял барьер, так быстро невозможно. Ей повезло. Она успела вернуться. Беллатрикс была возмущена. Мы пытались сдержать клятву. «Она нам не гость». «Нет, она – гость». Мы так спорили минуты три. Ее следовало наказать. И самый правильный урок носил имя «Чарльз».
Захват Чарли Уизли – единственный наш выход в Хогсмид. Точнее выход Беллатрикс и Молчуна (у него к Чарли какие-то личные счеты). Я спросил у Джинни – считает ли она такое наказание за свой поступок справедливым? Она молча сидела за столом. Ее глаза блестели от слез. Я не повел ее смотреть на разговор с «самым любимым братом». Зачем?
Чарли оказался очень хлипким. Впрочем, я не могу понять тех героев, которые собирают все свои силы, и пытаются сохранить сознание до конца или до Конца. Чарли поступил невежливо. Мы с братом попросили Джинни вспомнить уроки Ланселота и вылечить брата. Беллатрикс тем временем делала Чарли модную прическу. На свой вкус. Девочка замкнулась в себе. Пришлось просить разрешение у Лорда, использовать фон Шприцца.
Прибыл старина Кривз. Он предложил вместо девочки себя. Он старше меня. И он из чистокровных. Пришлось говорить резко. Старика было жаль. Постарался отвлечь его беседой о привычных гадостях. Обсуждали политические расклады.
…Я видел многое, но до этого я не боялся врачей. Если ТАК лечат от Ступефай Максима, то я - зубная фея. Мы сидели с девочкой за столом и слушали вопли Чарльза. Если когда-нибудь меня спросят, сделал ли я что-то доброе на благо общества, первое, что я отвечу, - «я был среди тех, кто избавил мир от Герберта фон Шприцца». Чарльз стал безумцем, дрожащим животным. Я тоже умею доводить такого состояния людей. Но я не беру за это деньги и не называю себя колдомедиком.
Беллатрикс нашла у дома два замерзших тела. Это Юноша привел госпожу D., которой хотел показать несколько заклинаний, и некого господина Z., на котором оные заклинания планировалось отрабатывать. Так получилось, что нас о своем желании он известил в последний миг, а учебная аудитория у нас одна. Юноша забыл про них. Два часа на воздухе, вечером в канун Самайна… Они уже видели смерть. Брат их отпустил.
Молчание за столом угнетало. Наконец, Джинни поинтересовалась, почему я так живу. Чертовски хотелось выговориться. Очень хотелось быть услышанным. Так было важно, чтобы она хоть понимала, почему мы такие, какие мы есть.
Мы раскрыли перед ней почти всю колоду. Беллатрикс, Рабастан, Художник, Супруга, Молчун, Юноша и я. Мы вывернулись перед ней на изнанку. Насколько это было возможным.
Мы говорили о Школе; о тех, кто делал вид, что учил ее все эти годы; говорили о прошлой войне; просили дать нам шанс помочь, поскольку мы оставили им великую страну, а кучка эпигонов вытерла о нас ноги; мы просили понять, что старые семьи со своими причудами, но эти причуды закреплены в наших общих законах. Мы говорили о будущем устройстве магического королевства – о выборном короле (всего лишь первом среди равных), о палате лордов и справедливости, о регулярных выборах в Визингамот, о возможности продвижения для всех достойных и способных. Я убеждал, что первая, кто должна занять пустующее кресло в палате лордов – это Джинневра. Что это и есть тот компромисс, которого так хотим мы и те, кто не желает бойни и гражданской войны. Я – аристократ и глава Дома. Я не могу и не хочу врать женщине - для того, чтобы быть равным, не надо вступать в наш Орден. Но я не могу сказать всей правды… В конце концов у каждого есть своя голова на плечах.
Оказывается, за разговорами пролетело четыре часа. Скоро полночь. Самайн. Мы всей кампанией высыпали на улицу и зажгли сотни огней. Мы украсили стол яствами. Юноша повесил тот, самый нужный, венок. Мы были счастливы и молоды. Тьма нас не страшила. Осталось дело за малым – за Чудом.
Я умею творить чудеса. Я почти король в своем Доме. Все знают, что в эту ночь должен умереть Король. И должен воскреснуть Король. Чтобы отогнать тьму и спасти свой народ, свой Дом и свое королевство. Смерть может быть настоящей, а может быть символической.
Я держал бокал с вином, говорил о смерти Короля и исключал всех мужчин в этом доме, пока не остался один Король – Чарльз Уизли. В Самайн могут происходить чудеса и в смерть можно сыграть. Чарли уже фактически умер. Но он мог воскреснуть и уйти – живой, без Империо и контракта, с палочкой и вещами, здоровый. Правда без воспоминаний о том, что с ним происходило в последние шесть-семь часов.
Какова плата за Чудо. Нет, Джинни. Не контракт. Вы же настоящий волшебник из хорошей семьи. Дайте клятву волшебника, что никогда не разгласите из тех тайн, которые вы узнали, того, что может принести вред моего Дому, моему Лорду и моим друзьям. Это будет честно.
Чудо произошло. Король ожил и ушел с Юношей. Волшебница доказала, что является волшебницей и получила назад свою палочку. Мы поднимали бокалы за настоящую волшебницу. Потом девочку я уложил спать. Ей не надо видеть больше наших ночных развлечений. Она и так считает, что ночью мы из умных воспитанных людей превращаемся в… других.
Художник вывел трио призраков-авроров на дуэли и уличные драки. Они хотят вернуться в наш мир. Интересно посмотреть на авроров со стороны. Мерлин, как медленно они танцуют…
Ван Хелсинг смеялась. Пришлось вмешаться и преподать ей урок. Потом на арену вышла Беллатрикс. Призраки выделывали колена, но тут я услышал «мы убили Беллатрикс». Я их не бил, не пытал. Они сами выбрали себе этот Ад. Тайлор и Ван Хелсинг убивали мою жену. Они тогда были там. Одна стала жить с верой, что является отныне сквибом, а вторая стала магглом. Мистер Адамс просто оказался рядом. Все трое должны были прибыть завтра ко мне….
Опять он… Господин J. Милый друг убил аврора. Просто так. Из любви к искусству. Я не знал, что мне с ним сделать. Отправил спать. С кем мы планируем идти дальше. С кем приходится работать.
Рассвет. Волшебства стало заметно меньше. Спасибо господину J.
 
 
Спокойный ноябрь
 
Утро. Солнечно и тепло. Даже внутри. Долго гуляли с Беллатрикс. Болтали о разных глупостях. Наступил час аврората.
Они ждали меня в пыточной. Я постарался убедить их и Чарами и словами, что их мир погибнет, если я затушу любую свечу из круга. Мне не нравится ломать волшебные палочки. Просто им надо объяснить, что их использовали в дурных целях. Финита. Я их отпустил. Пусть идут куда хотят.
Пришел Ланселот. Рассказал про ужас в Хогсмиде и сорванный бал. На мой вкус – это комета, голод, война, чума, младенец с тридцатью тремя зубами... Конец этого мира уже начался. А мы - почти чужие на этом празднике агонии и конца. Мы лениво ждем, когда червивое яблоко свалится в наши руки. Вот только детей жалко.
Кстати. О детях. Гостья, оказывается, не умеет аппарировать. Это делает наш расклад почти скучным.
Джинневра переваривала услышанное вчера. У нее масса вопросов:
- Что вы будете делать с преступниками? «Конъютивитус Ультима». Внутренняя тюрьма. Чтобы у мага был шанс увидеть себя изнутри, ужаснуться, найти светлое в душе и встать на путь исправления.
- Почему вы мучаете, а не просто убиваете? Как мы заговорили. Это так ласкает слух. Просто убить, оказывается уже почти можно. Пытаем плохих, чтобы сберечь хороших людей. А вставшие на ужасный путь преступления могут помочь, в меру своих сил, установлению магического королевства.
- Что будет с магглами? Нам нет до них никакого дела. Пусть себе живут, как и жили. Закон о секретности и изоляции будет соблюдаться. Магическое королевство только для магов. 
Прибыла госпожа P. Она заключила соглашение еще весной, но долго болела. Она назвала имя той, кто ей безгранично доверяет. Я предложил P. получить наказание за столь долгое отсутствие, назвать имя и уйти либо выполнить еще одну просьбу и потом назвать имя и уйти…. Госпожа выбрала второе. Да, Джинни. Вот такие твои «друзья».
А. Вот и госпожа D. Она нашла того, кто ей безгранично доверяет. И это… Рон Уизли! Да, моя девочка. Она назвала это имя. А мой брат обещал, что убьет того, чье имя назовет госпожа D. И госпожа это знала… Мне надоело спасать членов вашей семьи, Джинни.
Госпожа D., еще одна маленькая услуга, принесите мне портрет Годрика Гриффиндора. Портрет этого великого мага должен украшать комнату настоящей гриффиндорки.
Мерлин. Она объясняла мне, что это невозможно. Пришлось повторить просьбу. Джинни бросилась следом. Надеюсь, они поймут друг друга. Мне уже дурно от мысли, что D. Бомбардой выламывает портрет из гостиной в Хогвартсе.
Она сообразила. Портрет был неплох. А кого же она назвала после этого… Рона, разумеется.
Принесли свежие газеты. «Ежедневный пророк». Официальный печатный орган Министерства Магии. Читали статьи вслух и показывали Джинни, как они умеют врать и манипулировать взрослыми и детьми. Невилл написал глупую статью. Я хочу его выпороть, т.к. мальчик вырос без родителей. Несчастный ребенок. Беллатрикс жаждет дуэли. Интересно, кто из нас доберется до него первым?
Прибыл Эдриан с заверениями, что он счастлив, это такая большая честь… Фраза «это несчастье, мой мальчик» крутилась у меня на языке. Клятву о неразглашении он принес с легкостью.
Новые гости. Общество желает обсудить поправки к закону о непростительных заклинаниях. Да, Джинни. Все останется без изменений, кроме возможности использовать известное трио против существ, монстров. Ведь некоторые в Хогсмиде могли спасти бал, но боялись наказания за благородный поступок. Это так нелепо.
Кстати, об известных людях. Джинни, вытащите карту. Вашей душе ничего не угрожает. Это простая колода. Любопытно. Хозяйка. Или Хозяйка своей судьбы.
Под оборотным зельем, в личине профессора Чар в поместье пыталась проникнуть Молли Уизли. Как ее родня мне надоела…. Я дал слово, что Молли сможет посещать дочь. Нам знакомо понятие «аристократический пленник»
В ночи появилась Кассандра. Она настаивала на своем, а я уже не мог отступить. Я сорвался. Это не против чести, но не изящно.
Кажется, все наладилось.
 
Мрачный декабрь
 
Она ушла. В ночи. В ночь. Она верила в чудо и ждала его. И, наконец, решилась его сотворить. Шансы были малы, но ей удалось аппарировать домой.
 
Это так…странно…
 
 
Мне стыдно. Эта рыжая ведьма, седьмой ребенок в семье, заставила меня испытать давно забытое чувство стыда. Она настоящий маг. Малое дитя, готовое выслушать нас и остаться собой. Я вспоминаю все, что я ей сказал. Все, что я ей показал. Мне хочется сгореть от стыда.
 
Мне больно. Она могла бы выбрать нас, а ушла к нашим врагам.
 
Самое печальное, что мне страшно. Я помню ее вопрос – «а вы можете сказать, что ваш лорд будет настоящим королем, первым среди равных, и будет заботиться о всех подданых». Я ответил тогда – «я в это верю». Это почти правда. Правдивый ответ звучит иначе – «я хочу в это верить».
 
Стыдно. Больно. Страшно. Я Вас ненавижу.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments